Усинск в воспоминаниях

Встреча с Черновым

Сама я – колвинская, моя девичья фамилия Маюрова.
Случай, который произошёл в то далёкое лето, запомнила до мелочей. Как-то с подругой Зоей (она – дочь первой учительницы многих колвинских детей Марии Фёдоровны Старцевой) вышли из библиотеки с книжками. Мне было лет десять, ей восемь.
Чужаки, как называли приезжих, были в селе частыми гостями; мы, дети, чурались их. А тут только вышли из библиотеки, сразу же встретились с двумя незнакомцами. Конечно, испугались, но открытый взгляд, добрые улыбки на их лицах как-то сразу успокоили нас. Один, который всё улыбался, был одет в рубаху с закатанными рукавами, брюки заправлены в ботинки, а на голове – шляпа. Второй одет в рабочий костюм цвета хаки. Но больше всего меня удивили резиновые сапоги тёмно-зелёного цвета: резиновую обувь мы видели впервые.
Через плечо у того дяди были перекинуты какие-то кожаные чехлы, а в руке – тренога. В чехлах, как потом оказалось, были бинокль и фотоаппарат. Дядя, который улыбался и глядел на нас, всё твердил: «Ну ты посмотри, какая красота! Одна смуглая (это я), как цыганка, а вторая, как солнышко, светлая (это Зоя)». Стал с нами знакомиться, спросил наши имена, а потом сам представился. Имя и отчество, конечно, в наших головах не задержались, но вот фамилия нас насторожила – Чернов*. А «чёрный» по коми – сьöд, значит, «темно», «страшно». Но он был такой весёлый, расспрашивал о родителях, об учёбе. Погладил нас по головам и сказал: «Какие же вы счастливые, девочки! Учитесь хорошо, потому что предстоят вам большие дела. Пройдут годы, и здесь вырастет город!»
Что такое «город», я даже не представляла тогда. Геолог Чернов объяснил, что это большие, высокие дома, широкие улицы, много людей…

Источник: Аркадьева, Любовь. «Чужаки» построили родной город / Любовь Аркадьева. – Текст. – Изображение : непосредственные // Усинская новь. – 2009. – 13 янв. 

________________

* Георгий Александрович Чернов (1906—2009) – советский геолог, доктор геолого-минералогических наук, заслуженный геолог РСФСР (1987). Первооткрыватель Воркутинского угольного месторождения и нефтегазоносного района Большеземельской тундры, включающего Усинское и Харьягинское нефтяные месторождения.


Буровые в устье Колвы

… Мы всё чаще стали видеть людей с рюкзаками. В одно лето их палатка стояла прямо в деревне на берегу реки. Нередко видела там рослую женщину со светло-русыми волосами, всегда в брюках и резиновых сапогах. Когда я утром рано-рано шла на работу, надо было проходить рядом с палаткой, поэтому всегда старалась не шуметь. Однако видела, что у женщины в это время уже всегда закипал чайник на примусе. Мы часто здоровались по утрам, а было тогда мне 15 лет. Всё удивлялась, как это женщине жить в палатке? Была, видать, тоже геолог, так как всегда что-то чертила. Вот уж кому-кому, а им, первым геологам, досталось!
Прошло совсем мало времени, и началось бурение в устье Колвы. Потом буровики перекочевали в верховья реки, искали нефть.

Посёлок в Болбанбоже

Зима 1963 года. В Болбанбож завезли буровые домики, рубят лес, делают просеки, а уже летом приехала первая партия людей строить рабочий посёлок… По памяти могу сказать, что приехали несколько семей: Рубан, Зозуля, Семяшкины, Губановы. Но вслед им прибывали другие… Жили они в бурдомиках, по три семьи в каждом, отапливали домики «буржуйками».

Подмога от сельчан

Все работали не жалея сил, собирали из щитов ежедневно по три барака на берегу. Работал котлобак. Хлеб, молоко, картошку и другие продукты покупали в сельском магазине.
Семьи многих первопроходцев устраивались и жили на буровых. Сколько пришлось вытерпеть этим ребятам! Гнус, топи болотные кругом, зимой стужа, бездорожье. По мере строительства жилья, жёны с детьми переезжали в Усинск (тогда так называли Парму), а мужья оставались на буровых. Из знакомых это Дзяба, Ворожцов, водитель Лопатненко…
Со временем с буровых в посёлок переехали жить семьи Артеевых, Казачок. Строили пекарню, магазин, столовую, клуб. Нам, колвинским девчатам, тоже удалось приложить руки к строительству. Тамара Семяшкина, Заря Рокина, Тамара Портнягина и я устроились временно в бригаду маляров. В построенных бараках обивали сухой штукатуркой потолки, оклеивали обоями стены, красили окна, полы. Много тяжёлой работы делалось вручную. После работы возвращались в деревню, а рано утром – опять на работу.

С экспедицией стало легче

С появлением в поселке экспедиции стало легче. Народ прибывал, но и уезжали тоже многие. Больше всего мне запомнилось, когда клали печь в пекарне. Нас, троих колвинских девчат, мастер направил помогать печникам. А это значит, что нам пришлось делать им раствор, заносить с улицы кирпич. Как же было тяжело поднимать вёдрами песок из глубоких траншей! Надо было кому-то спуститься, наполнить вёдра песком, а наверху двое на верёвке тащили эти вёдра, потом поднимали по ящикам и высыпали в ёмкость для раствора. А какими тяжёлыми были мешки с цементом! Топили печь, была ведь ещё зима, месили раствор. Как печь закончили, нас двоих отправили заканчивать внутренние работы в здании магазина, где мы белили потолок. Там вовсю командовала Зоя Савельевна Иванова, нас торопила. Только закончили работу в магазине, стоим, отдыхаем, не успели дух перевести, а тут уже заходит пекарь с булкой белого хлеба пробной выпечки. Каким же вкусным был этот хлеб, просто невозможно забыть!

Школа и детсад

Жизнь входила в своё русло. Заработали школа, детский сад, где я проработала 18 лет. Первой заведующей стала Лидия Николаевна Мыцик – замечательный педагог, мать, жена. Добрая, весёлая. От таких положительные флюиды получаешь. Воспитателями были Вера Рукавишникова, Нина Морозова, медсестрой Зоя Бешенцева. Работал клуб, фильмы показывали каждый день. Заработал во главе с Зоей Савельевной продуктовый магазин, помощником Зина Мазуренко, которая впосподствии стала продавцом. Муж Зины работал на буровой, на той самой буровой № 7, на которой был получен первый фонтан нефти.

Источник: Аркадьева, Любовь. «Чужаки» построили родной город / Любовь Аркадьева. – Текст. – Изображение : непосредственные // Усинская новь. – 2009. – 13 янв.


«Книжники» 20 века

1985 год. Третье января, сразу после Нового года, приказом Коми-книготорга меня, продавца Печорского магазина, перевели в Усинск. Молодой и неопытной предстояло исполнять обязанности заведующей, Зинаиды Хаджибикаровны Хучбаровой, ушедшей в декретный отпуск. Еду с вокзала, в руке крепко зажат листок с адресом: ул. Нефтяников, книжный магазин. И всё.
За окном автобуса ни домика, ни какого другого строения не видно, сплошная вьюжная завеса. Сонная женщина-кондуктор указывает на едва различимую, притоптанную площадку, здесь, мол, выходи. На том месте, где сейчас высится здание Дома быта, торчат, как часовые, сугробы-великаны. Оглядываюсь. Из приземистого здания, занесённого снегом по крышу, парок струится. «Баня», – решаю я. Прохожий, пробегая мимо, на ходу кричит, дескать, вот он, книжный магазин! Значит, не баня…

Дети разных народов

Усинский книготорговый куст состоял из трёх магазинов: головного и поселковых – в Парме и Верхнеколвинске. Национальный состав коллектива, будто карта СССР в лицах: Губайда Минниахметова, Зоя Илинбаева, Разина Калимуллина, Наталья Николаева, Надежда Чернова, Хадишат Чергизова, Хн ген Калайчян, Римма Добрякова, Вера Лесковская, Мария Калимуллина, Светлана Азарова. Это лишь некоторые из имён продавцов, стоявших у истоков книжного дела в Усинске…

«ВОЛК» – наш друг и товарищ

Книжный магазин был одним из первых культурных мест в необустроенном ещё молодом городе. Здесь люди встречались после работы, обменивались новостями и даже назначали свидания. Мимо здания, расположенного на перекрёстке четырёх дорог (одна из них шла в Романтику и Фантазию*), мало кто проходил мимо. Сама атмосфера «книжного мира» располагала людей к поиску новых увлечений, идей и интересов. В торговом зале стихийно создавались группы любителей шахмат, сторонников поэзии Серебряного века или поклонников детективного жанра. Добрая половина покупателей состояла во Всесоюзном Обществе любителей книги. Сокращённо «ВОЛК».
Усинский филиал «волков» возглавлял Феликс Гельман, в те годы главный редактор газеты «Усинская новь». В активе – Лидия Дуброва (библиотека горкома), Тамара Шалыгина(УБР), Наталья Хуснетдинова («Усинскстрой») И многие другие ценители книги.
Какие интересные мероприятия проводились прямо В центре торгового зала! Музыкально-литературные вечера, встречи с поэтами, жаркие дискуссии и викторины среди знатоков классики. Каждая встреча превращалась в светлый, незабываемый праздник, будь то чествование ветеранов Великой Отечественной войны или «Книжкина неделя» для детей.

Как раньше было…

В новый строящийся город приехали со всех концов страны молодые специалисты. Разбросанность буровых вышек, строительных площадок, отсутствие достаточного свободного времени не всегда позволяли людям приобрести необходимую литературу для работы и учёбы. Продавцам приходилось поочерёдно отправляться на выездную торговлю в отдалённые нефтяные посёлки. Подписная кампания на спецлитературу проводилась, как правило, в январе-феврале, в самые морозы. Рано утром вместе с вахтовиками девушки выезжали в дальний путь – на 51-ю буровую, Харьягинское месторождение…
Вручив работягам темпланы выпусков литературы, они обстоятельно рассказывали (через микрофон водителя) о новинках… Ко времени приезда на место работы «полевая картотека» насчитывала сотню-другую заказов. По пути следования обратно в Усинск «книжники» информировали уже новую смену вахтовиков. Иногда, на помощь приходи-
ли книголюбы, представители предприятий, организаций и учреждений. Они активно участвовали в распространении технических справочников, энциклопедий, нормативных, строительных документов непосредственно на рабочем месте…
Работа во многом состояла из личностных отношений, ответственности перед покупателем. Заказал, к примеру, строитель Михаил Кушнир определённые СНиПы, при получении данного издания продавец оправлял ему почтовую карточку. И, наоборот, поступила редкая книга для узкого специалиста, например, онколога, звоним Марку Тевелёву…

Пожелтевшие фотофакты

В торговой деятельности книжных магазинов Усинского района обязательно отражалась идеологическая значимость всех дат и событий. А год моего прибытия в Усинк, 1985-й, был особенно богат на знаменательные праздники. 27 съезд КПСС, 50-летие Стахановского движения, 40-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне…
Листая старый фотоальбом, я наткнулась на пожелтевшую программу торжественного собрания (от 16 марта 1985 года), посвящённого десятилетию Усинского района. В только что отстроенный Дом техники (так раньше назывался ДК), приехали именитые гости. Председатель ВЦСПС Степан Шалаев, экс-первый секретарь Усинского горкома партии Юрий Спиридонов…
Выездная торговля, как правило, проводилась в выходные дни, в нерабочее время, на событийных мероприятиях. Отправлялись в близлежащие сёла и деревни. Особенно запомнился Седьмой республиканский фестиваль советско-болгарской дружбы «Усинск-
85», проводившийся летом в Колве. Не раз доводилось торговать новыми книгами и перед вечерними киносеансами в КСК.
Книжная торговля прошлых лет, конечно, была специфична, соответствовала требованиям советского времени: восторженному, полному энтузиазма и богатому на неповторимые события…

По материалам: Осокина-Седова, Наталья «Книжники» XX века / Наталья Осокина-Седова. – Текст. – Изображение : непосредственные // Усинская новь. – 2009. – 2 июля.

________________

*Романтика и Фантазия – названия временных посёлков, состоявших из жилых вагончиков и «бочек».


Любовь к Усинску

Вспоминает ветеран Усинска Валентина Степановна  Яковлева (1940-).

В 1973 году Яковлевы всей семьёй переехали жить в Усинск.

Электричество на три часа

По приезде нам дали жильё в нынешнем Пионерном… Тогда там было всего два двухэтажных деревянных дома и множество жилых вагончиков. Помню, когда построили первый магазин в Пионерном, появились проблемы с доставкой сюда продуктов питания, хозтоваров. Поэтому люди стояли в больших очередях по номерам, которые писали у себя прямо на руках. Чтобы не пропустить случайно свою очередь, дежурили ночами возле магазинов, а чтобы не замёрзнуть жгли костры. Такой вот была романтика по-советски. Электричество в посёлок давали всего на 2-3 часа. Еду себе готовили на самодельных печках, на улице. Между двумя кирпичами зажигали паяльную лампу, на кирпичи клали железную сетку и на импровизированную «плитку» ставили кастрюли с водой. Так варили суп, каши и т. п. Когда еда была готова, кастрюли заворачивали в полотенца, чтобы пища как можно дольше оставалась тёплой, ведь потом в течение дня электроэнергии в Пионерном не было. Так вот выживали, растили детей.

Грязь и коммунизм

Грязи на улицах Пионерного было по колено. Сын часто терял свои игрушки во дворе, которые появлялись на поверхности лишь после того, как грязь подсыхала. Автобусы, ездившие по дорогое Уса – Харьяга, от Пионерного в Парму и обратно, часто застревали из-за непроходимой грязи на дороге…
Зато жили в годы строительства города, словно при коммунизме: квартплату не платили, на автобусах в Парму ездили бесплатно. В Парме можно было купить картошку, там же в одном из бараков располагалась больница и амбулатория. Здание было настолько ветхим, что даже входная дверь не закрывалась, из-за чего в коридорах и палатах в морозные дни царил холод. Больных было столько, что иногда некоторых увозили обратно домой, не успев оказать им даже первую медицинскую помощь.

По материалам: Артеева, Мария Семёновна. Любовь к Усинску / Мария Артеева. – Текст. – Изображение: непосредственные // Усинская новь. – 2009. – 14 июля.